16.04.2024

Фото: © Mark Thompson / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru Много шума из ничего. Много шума из ничего.

Документальному сериалу Drive to Survive от Netflix удалось всего за три года с момента премьеры превратиться в один из символов современной «Формулы-1». Начиная с 2019-го команда под руководством опытных продюсеров Джеймса Гей-Риса (снявшего нашумевший фильм «Сенна») и Пола Мартина исправно поставляла эффектную картинку, передающую настоящий драйв «королевских гонок». Успеху шоу не мешала ни пресная борьба на трассе, ни чрезмерный пафос в повествовании. 

Тем интереснее было посмотреть, как после трех сезонов доминирования «Мерседеса» Netflix разгуляется на теме противостояния Макса Ферстаппена и Льюиса Хэмилтона в 2021-м. Увы, четвертая часть «Драйва выживания» (официальный перевод Drive to Survive в России. — Прим. «Матч ТВ»), вышедшая за неделю до Гран-при Бахрейна, получилась пшиком.

«Гонки на выживание»: что не так с сериалом Netflix о «Формуле-1» и почему Ферстаппен отказался в нем сниматься

Продюсеры Drive to Survive Пол Мартин и Джеймс Гей-Рис на премьере четвертого сезона сериала в Лондоне / Фото: © Jeff Spicer — Formula 1 / Contributor / Formula 1 / Gettyimages.ru

Первым забил тревогу близкий к паддоку блоггер и создатель популярного Youtube-канала WTF1 Мэтт Галлахер. В своем обзоре Мэтт, посетивший предпремьерный показ, пожаловался на беспорядочный сюжет и множество упущенных моментов, назвав четвертый сезон Drive to Survive самым слабым из всех. Чуть позже последовал и неоднозначный фидбек от босса «Формулы-1» Стефано Доменикали. В интервью The Wall Street Journal главный заказчик дежурно назвал новые серии «фантастическими» с «правильно подобранным тоном», но в то же время не исключил, что в будущем «Ф-1» и Netflix понадобится пересмотреть концепцию шоу. Кроме него на ошибки киношникам указали сами гонщики, как например, Ландо Норрис, заметивший искажение реальных моментов в угоду зрелищности.

Без малейшего желания облить грязью «королеву автоспорта» и стримингового гиганта за уход с российского рынка автор этих строк тоже потратил почти десять часов своей жизни на просмотр нового Drive to Survive и советует вам не повторять его ошибку. Вот, почему.

Говорящие головы вместо реальных экспертов

Не секрет, что сериал Netflix создавался с целью привлечь новую аудиторию к просмотру «Формулы-1», поэтому в нем так много объясняют, казалось бы, очевидные вещи. Однако, зачем делать это четвертый (!) сезон подряд? Неужели создатели Drive to Survive считают, что их зрители повально страдают амнезией? Или по их мнению шоу смотрят исключительно «чайники»?..

«Главная цель гонщика — это проехать дистанцию за наиболее короткое время, чтобы быть на финише первым», — с пафосными паузами говорит в камеру Netflix один из двух «экспертов» Уилл Бакстон.

В «Формуле-1» Бакстон работает придворным конферансье и в основном модерирует послегоночные интервью пилотов и руководителей команд, давно ставшие пустой формальностью. Такой же формальностью являются и комментарии Бакстона в Drive to Survive. В тандеме с ним выступает репортер BBC Дженни Гоу, играющая роль еще одной «говорящей головы» для тех, кто не в силах отличить квалификацию от прогревочного круга. Правда, следуя гендерному равенству Гоу не упускает возможность упомянуть об атмосфере токсичной маскулинности, которая исходит от мужчин «Формулы-1». Пожалуй, на этом ее отличия от Бакстона заканчиваются.

«Гонки на выживание»: что не так с сериалом Netflix о «Формуле-1» и почему Ферстаппен отказался в нем сниматься

Репортер Sky Sports Тед Кравиц / Фото: © Mark Thompson / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

При этом людей, которые могут интересно и популярно рассказать о гонках в англоязычных медиа хватает с избытком. Взять хотя бы Теда Кравица, работающего голосом Sky Sports на пит-лейн, или ветерана Дитера Ренкена, всегда знающего обо всех интригах в паддоке, чьи личные истории уже потянули бы на отдельную документалку. Выбор же нынешних комментаторов скорее всего объясняется необходимостью говорить те самые фразы в духе капитана очевидности, которые подготовили сценаристы Netflix. Но, согласитесь, за несколько лет кроме новых зрителей у Drive to Survive уже сложилась фан-база, знающая о том, что очки дают первой десятке, а за кубок конструкторов борются команды. И эти люди заслужили большего.

Полный хаос в хронологии

Несмотря на эксклюзивный доступ в боксы команд, квартиры гонщиков и поместья их начальников, Netflix вынужден работать в очень ограниченных условиях. Из-за малочисленности съемочная группа заранее (едва ли не в начале сезона) договаривается, к кому и на каком Гран-при она придет. Судя по всему, в прошлом году операторы Drive to Survive слишком часто оказывались не в том месте и не в то время, упуская целые куски захватывающего и напряженного сезона.

Чего стоит сцена, где комментатор говорит о победе Ферстаппена в Австрии, но в кадре видно, как Макс празднует на фоне надписи Зандворт (название автодрома в Голландии. — Прим. «Матч ТВ»). В других сериях авторы без зазрения совести вставили один и тот же кадр колоритного механика с дредами сначала для гонки в Бахрейне, потом для Монако. Проблемы с качественным футажом косвенно подтверждает факт, что больше половины четвертого сезона занимают записи обычных телетрансляций.

Но кроме откровенной халтуры новый выпуск официального кинодневника «Формулы-1» оказался еще и самым нелогичным. Кажется, традиционная для сериала путаница с хронологией на этот раз достигла пика и вместо того, чтобы скакать с этапа на этап, как раньше, повествование попало во временную петлю. В серии, посвященной Шарлю Леклеру на домашнем для него Гран-при Монако, никак не объясняется, почему «Феррари» монегаска отказывает прямо перед стартом. Зато уже в следующем эпизоде с совсем другими героями создатели, словно вспомнив об упущении, показывают досадную аварию Шарля в квалификации перед той гонкой.

«Гонки на выживание»: что не так с сериалом Netflix о «Формуле-1» и почему Ферстаппен отказался в нем сниматься

Фото: © Clive Rose — Formula 1 / Contributor / Formula 1 / Gettyimages.ru

В итоге, пробуксовав восемь серий подряд, Drive to Survive совершает рывок к финалу чемпионата, попутно выкинув половину ключевых событий. Грандиозная развязка в Абу-Даби, к слову, тоже получилась смазанной, хотя для нее напоследок выделили почти целый час. Парадоксально, но богатый на истории сезон сработал против Netflix, у которого не получилось объять необъятное.

Выкрученные до предела «козыри» стали невыносимы

Камерные истории, за которые Drive to Survive ценили в первую очередь продвинутые фанаты «Формулы-1», в четвертом сезоне оказались в меньшинстве. Переход списанного со счетов Себастьяна Феттеля в «Астон Мартин» и завершение карьеры Кими Райкконена авторы проигнорировали полностью, а дебют Мика Шумахера — наследника великого чемпиона — толком не раскрыли. Вместе с тем полюбившиеся фанатам фишки, вроде вечно матерящегося шефа «Хааса» Гюнтера Штайнера, Netflix решил эксплуатировать по полной. Однако смотреть, как австриец опять и опять спрашивает на камеру, можно ли ему сквернословить, стало совсем не смешно.

Основной упор был, конечно же, сделан на схватку «Ред Булла» и «Мерседеса», но здесь проект понес серьезную потерю уже на полпути. Главный герой прошлого сезона в лице Макса Ферстаппена отказался сниматься для Netflix, упрекнув их в ненужном драматизме.

«Ты даешь интервью и не знаешь, для чего это будут использовать. Например, в первом сезоне я точно помню, о чем говорил, но потом увидел, что они пустили совсем другое видео для иллюстрации моих слов и много чего наврали. Для меня, как для гонщика, а не фаната, это некорректно. Я понимаю, что Netflix хочет показать все более драматично, изобразить эпичную битву, придумать соперничества, которых на самом деле нет. Поэтому я решил не быть частью всего этого», — заявил во время общения с болельщиками чемпион мира.

Драматизм тем не менее компенсировали Льюис Хэмилтон и Тото Вольфф, получивший эфирного времени едва ли не больше остальных. К счастью, пафос «Мерседеса» немного разбавил босс «Ред Булла» Кристиан Хорнер, известный фирменными подколами в адрес своих визави.

Другим большим минусом стала звуковая дорожка, давно превратившаяся в отдельный мем. Снимая Drive to Survive в первую очередь для американской публики, создатели показывают «Формулу-1» практически эквивалентом НАСКАРа, если не «Безумного Макса» — шумной и с запредельным количеством аварий. Моторы все время звучат на максимальных оборотах, отчего через пару эпизодов начинает болеть в ушах, а от обычного разворота болид издает звук падающего самолета.

Смотреть на YouTube

На фоне выкрученной до абсурда эпичности, хаотичного сюжета и выдуманной (а не запечатленной, как того требует документалистика) реальности в Drive to Survive каким-то чудом затесалась пригоршня действительно интересных историй. Например, холодная война между Ландо Норрисом и Дэном Риккьярдо в «Макларене» — возрастной австралиец, явно комплексующий из-за не лучшей формы, откровенно давал понять Ландо, что считает его выскочкой. Также можно посмотреть, как мастер мотивации Йост Капито поднял пребывавший в забытье «Уильямс». Наконец, один из эпизодов детально рассказывает о Никите Мазепине и россиянин показан в нем совсем не мажором, каким его упорно пытались выставить в зарубежных СМИ, а скорее обиженным ребенком, до которого в «Хаасе» никому не было дела. 

В остальном новый Drive to Survive получился затянувшимся обзором потрясающего сезона, который можно посмотреть в более сокращенном виде и, главное, бесплатно на том же Youtube.

Источник: matchtv.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.